Газета «Вестник»
Архив

№ 7 (996)
26 февраля 2010


Заголовки в формате RSS

Декабристы: свет и тени


«Фаланга героев… Это какие-то богатыри, кованные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества раболепия», — такую восторженную оценку дал декабристам известный писатель и революционер А.И.Герцен. Эти строки не раз цитировал с удовольствием вождь большевистской партии В.И.Ленин.

Понятно, что советские историки, воссоздавая портреты тех, кто выступил 14 декабря 1825 года против самодержавия, использовали только самые яркие положительные эпитеты: подлинное рыцарство, душевная чистота, благородство помыслов и дела, высоко развитое чувство чести, искренний патриотизм, готовность пожертвовать всем во имя счастья народа, глубочайший гуманизм, необыкновенная доброта, удивительное великодушие и т.д. Никто и предположить не смел, что у декабристов могли быть хотя бы самые незначительные нравственные изъяны…

* * *

В 1812 году русская армия изгнала из своего Отечества захватчиков-французов, а затем, пройдя с ожесточенными боями половину Европы, окончательно сокрушила войска Наполеона. Многие молодые офицеры, сделавшие в ходе войны стремительную карьеру и надевшие с гордостью полковничьи и генеральские эполеты, смогли реально убедиться в том, что в ряде государств и гражданских свобод куда больше, и материальная жизнь простого народа заметно лучше. Вернувшись в родные пенаты, некоторые из них погрузились в серьезные размышления – в каком направлении им действовать, чтобы приблизить отчий край к лучшим европейским образцам.

На тайных собраниях оппозиционно настроенные офицеры и примкнувшие к ним в небольшом числе чиновники-дворяне не один год обсуждали положение в стране и постепенно приходили к общему выводу – преодолеть политическую, экономическую и культурную отсталось России можно только путем скорейшего решения трех важнейших задач: отмены крепостного права, свержения самодержавия и введения демократических свобод. Поистине великие и прекрасные цели! Но были ли хоть ограниченные шансы на их достижение в 20-е годы XIX века?

Совсем недавно мы узнали, что задолго до возникновения декабристских организаций об уничтожении рабства мечтала Екатерина II. Но, прозондировав настроения правящего класса в России, она с грустью произнесла: «Едва ли 20 дворян найдутся в стране, кои поддержали бы меня в стремлении разорвать цепи крепостничества». Молодой Александр I занял царский престол в 1801 году со страстной надеждой в кратчайшие сроки покончить с рабством в России, однако через несколько лет вынужден был признаться себе, что общество не созрело для такой благородной реформы. И только в 1861 году император Александр II отважился (после большой подготовительной работы) подписать документы об отмене крепостничества.

Еще более нереальным был второй пункт программы дворянских революционеров – свержение самодержавия (и установление республиканской формы правления). Кто, какой помещик, чиновник, крестьянин мог хотя бы мысленно представить нашу страну без царя – Помазанника Божия? Такое невозможно было вообразить и в страшном сне. Монархия в России пала спустя почти век после восстания декабристов.

И уж совсем фантастичным для начала XIX века являлось намерение дворянских революционеров ввести демократические свободы в русском государстве. Основные гражданские права стали реальностью в нашей стране (да и то не в полном объеме) только после распада СССР.

Декабристы сознавали, что население страны не готово к коренным преобразованиям, что на поддержку народных масс им рассчитывать не приходится. Ну и какое дело было крестьянству, в подавляющем большинстве неграмотному, до Конституции. Поэтому дворянские революционеры пришли к двум непреложным выводам: во-первых, надо действовать силами узкой заговорщической организации, и, во-вторых, придется сокрушить нынешнюю царскую власть самыми жесткими и не всегда высоконравственными методами.

Декабристы, среди которых преобладали боевые офицеры, понимали, что без убийства российского императора победы не видать. Столь же отчетливо осознавали, что открытым покушением на царя они настолько дискредитируют себя, что будут вынуждены распрощаться с мечтой о захвате власти. Вот какой план для решения этой сложной проблемы предложил руководитель Южного общества декабристов полковник П.И.Пестель: к ликвидации императора деньгами привлечь преступников, которых следует потом казнить как злодеев по приговору новой революционной власти. Очевидно, что этот сюжет напоминает сценарий бандитских детективов начала XXI века.

Декабристы также полагали, что нельзя ограничиваться убийством только императора. Тот же П.И.Пестель убеждал своих соратников в практической необходимости умерщвления всех членов царской семьи, включая женщин и детей. И таковых они насчитали не менее 13. Соглашаясь с правомерностью этого подхода, лидер Северного общества дворянских революционеров поэт К.Ф.Рылеев заявил: «Если мы убьем только императора, какая от этого будет польза? Это будет пагубно для нашего дела. Умы разделятся, образуются партии, поднимутся члены царской фамилии. Все это приведет к междоусобицам. Но, вместе с тем, если мы уничтожим всю императорскую фамилию, я думаю, что поневоле все партии объединят все усилия, или, в крайнем случае, легче будет их всех успокоить»,

Идея кровавой расправы над царской семьей вдохновляла многих декабристов. Большинству были знакомы строки стихотворения А.С.Пушкина «Вольность», написанные в 1817 году:

«Самовластительный Злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу».

Свои услуги по части цареубийства предлагали известные декабристы Якубович, Каховский, Поджио, Лунин. Последний доказывал, что осуществить успешное покушение на императора проще пареной репы: «Ведь совсем нетрудно встретить его на царскосельской дороге отряду решительных мужей с черными масками на лицах».

При обсуждении вариантов плана искоренения царской фамилии дворянские революционеры не забыли о целесообразности устранения также великих княгинь, проживающих за границей. Реализация продуманного замысла уничтожения романовской династии способствовала бы дестабилизации сильного и прочного монархического режима и облегчила бы захват власти заговорщиками.

Фортуна, казалось, милостиво улыбнулась декабристам. В конце ноября 1825 года неожиданно умер совсем еще не старый император Александр I. Столица, как это и положено в таких случаях, тут же присягнула наследнику трона Константину. Но тот – к общему удивлению – отказался, не будучи честолюбив и властолюбив, от престола и по своей доброй воле передал его своему младшему брату Николаю. По Петербургу, как это бывает в таких нестандартных ситуациях, поползли противоречивые слухи. Столичные жители качали головами и говорили, что всему этому верить никак нельзя. Правящие круги охватило чувство неуверенности.

Декабристы решили, что настал момент для осуществления первой важной части заговора – ареста и уничтожения августейшей семьи. У них на этот счет имелись два варианта действий. Якубович предлагал открыть кабаки для черни, взбунтовать солдат и мужиков, напоить их водкой и направить на штурм Зимнего дворца и разграбление богатых кварталов Петербурга. Однако большинство дворянских революционеров склонилось к более цивилизованной схеме выступления. Она заключалась в том, чтобы вывести на Сенатскую площадь столицы максимальное количество сочувствующих им войск и, имея заметное численное превосходство, подавить сопротивление частей, шедших за Николая I.

После захвата власти декабристы планировали установить диктатуру Временного революционного правительства сроком на 10 лет. Для наведения порядка в стране и сокрушения очагов сопротивления монархистов П.И.Пестель и его товарищи по заговору предусматривали 30-кратное увеличение численности жандармского корпуса (до 113 тысяч человек). Поскольку гражданская война, как предполагали декабристы, неизбежно привела бы к резкому ухудшению положения бедноты, то для отвлечения внимания населения от внутренних трудностей планировалось ведение завоевательных войн со странами, граничащими с Россией. Битвы с армиями соседних государств должны, по мнению дворянских революционеров, укрепить единство нового режима власти и народа. С этой же целью декабристы намеревались принять полезные меры для слияния всех наций Отечества в нераздельный русский народ с последующим постепенным уничтожением культур татар, чувашей, евреев, украинцев и др.

Итак, план захвата власти и программа дальнейших действий заговорщиков были достаточно четкими и конкретными. Наиболее тревожным для декабристов являлся вопрос, как убедить солдат выйти на Сенатскую площадь и какими лозунгами подвигнуть их на вооруженное выступление против правительственных войск во главе с императором Николаем I?

Руководители Северного общества во главе с К.Ф.Рылеевым посчитали, что во имя святого дела можно пойти на обман низших чинов. И придумали достаточно убедительную легенду о «добром и хорошем царе Константине», хотевшем отменить крепостное право, сократить срок службы на 10 лет и прибавить солдатам жалование. Но, объясняли солдатам декабристы, «истинного и настоящего монарха» схватили, заковали в цепи и бросили в тюрьму по приказанию жестокого и вероломного Николая I.

Дворянские революционеры призвали солдат выйти на Сенатскую площадь и сражаться за освобождение «взаправдашнего» царя Константина. Однако лживая легенда не принесла ожидаемого результата: им удалось собрать под своими знаменами немногим более 3000 человек. Этого оказалось недостаточно: правительственные войска имели явный перевес. Декабристы растерялись и избрали выжидательную тактику, что не сулило им успеха. Так восставшие стояли несколько часов.

Между тем Николай I своим поведением разоблачил слухи о его кровожадности и коварстве. Император несколько раз посылал к декабристам своих парламентеров с предложением прекратить бунт и избежать напрасных жертв. Последнего посланца, генерал-губернатора, героя Отечественной войны Милорадовича постигла трагическая судьба. Он попытался выступить перед восставшими, его первые эмоциональные и яркие фразы понравились части солдат. Декабрист Каховский испугался, что некоторые из них могут покинуть Сенатскую площадь, а потому выхватил пистолет и смертельно ранил известного полководца.

Убийство генерала Милорадовича, а также обстрел дворянскими революционерами Николая I и его свиты стали переломными событиями. В правительственном военном штабе большинство высказалось за принятие более решительных мер против мятежников. Несколько залпов картечью рассеяли восставших в считанные минуты. Начались аресты заговорщиков.

Не одно десятилетие советские историки писали о мужестве и стойкости, продемонстрированных декабристами во время допросов. Увы, это красивая сказка. Никаких пыток по отношению к ним не применялось, как не было и какого-то изощренного психологического давления. Невероятно, но все задержанные во всем признались: и как создавали тайные общества, и какие программные цели преследовали, и как готовились к государственному перевороту. Более того, они опустились до такой степени, что со всеми подробностями рассказывали о поведении и замыслах своих товарищей по заговору. Например, Пестель, Бестужев, Поджио, Якушкин и другие подробно сообщали о том, кто, когда и как излагал планы цареубийства, то есть они топили без зазрения совести коллег-революционеров.

Декабристы признались в том, что намеревались в случае неудачи с захватом власти сжечь весь Петербург, чтобы и «праха» в нем не осталось от императорской семьи. На следствии выяснилось, что руководители восстания не доверяли друг другу и разделились на враждебные группы при обсуждении персонального состава будущего революционного правительства. Возглавить же его хотели и Пестель, и Рылеев, и Якубович, и Батенков. А Пестеля товарищи по Южному обществу так боялись (у того были явные замашки Наполеона), что опасались репрессий по отношению к революционерам после установления республики в России. Тот вынужден был дать обещание уехать из страны после падения монархии.

* * *

Преступление декабристов заключалось не только в том, что они выступили против монархического строя, поддерживаемого абсолютным большинством населения. Они, используя грубую ложь, вывели солдат на Сенатскую площадь и подставили доверчивых простаков под огонь правительственной артиллерии. Грустно, что никто из дворянских революционеров в своих мемуарах не покаялся в обмане, не пожалел погибших рядовых и унтер-офицеров. Декабристы были типичными эгоистами, заговорщиками и властолюбцами. Народные массы являлись для них пушечным мясом в политической игре.

…17 июля 1918 года мечта А.С.Пушкина и декабристов сбылась: царская семья была расстреляна. И что же дальше? Гражданская война, голод, гибель миллионов людей… Так стоило ли 14 декабря 1825 года выходить на Сенатскую площадь?

Предыдущая статья  Следующая статья
Архив
Ульяновский государственный университет

Главный редактор: Хохлов Д.Г.

Адрес:
432700 г.Ульяновск
ул. Водопроводная, д.5

Телефоны:
67-50-45, 67-50-46

Газета зарегистрирована
28.03.1996 г. Поволжским регионалным управлением Госкомпечати. С 1335.

Site design:
Виорика Приходько

Programming:
Олег Приходько,
Константин Бекреев,
Дмитрий Андреев

[Valid RSS]


Свежий номер   |   О нас   |   Для рекламодателей   |   Доска объявлений   |   Письмо в редакцию   |   Ссылки

Copyright © Вестник, 2001-2019